4 декабря, 2021

SolusNews.com

Последние новости

Россия должна признать истинные масштабы своего климатического кризиса

22 октября, в день глобальной климатической забастовки, через Кремль пронесся странный ветер, который повредил марш на его внешней стене. К счастью, ни одна из теорий о Глобальном климатическом заговоре США не объясняет это странное событие, но оно показывает, что климатический кризис может поразить даже самые защищенные и неожиданные места.

В России климатический кризис ударил больше, чем Кремль.

По данным российского офиса Гринпис, в 2021 году в результате пожара было уничтожено 17,08 миллиона гектаров российских лесов — это рекорд за девять лет. Поиск в Google покажет, насколько сильно Россия пострадала от наводнения в этом году.

Если верить официальной оценке, что ущерб составляет десятки тысяч рублей, это не кажется очень катастрофическим. Но этим цифрам трудно придать какую-либо роль, поскольку российские лидеры редко говорят правду и продолжают недооценивать масштабы бедствий.

Также непросто перечислить все проблемы, с которыми сталкивается Россия в связи с климатическим кризисом.

Россия занимает первое место в мире по регионам и находится где-то ниже в понимании взаимосвязи между климатическим кризисом и влиянием на эти регионы на местном уровне.

Например, Дагестан пострадал от опустынивания — по всей видимости, в результате глобального потепления — и государственные СМИ еще не сообщили об этом. Вечная мерзлота тает и разрушает инфраструктуру по всей России.

В России практически невозможно количественно оценить последствия этого катастрофического стихийного бедствия, потому что все всем противоречат.

Как можно доверять научному сообществу, выживание которого зависит от государства? Как можно доверять официальной статистике потерь от таяния вечной мерзлоты?

Черное небо нависает над Россией

Красноярск в Сибири выпустил более одного предупреждения о «черном небе» — проблема в первую очередь вызвана сжиганием бурого угля в этом регионе.

Когда это произошло в феврале 2020 года, мы решили выразить солидарность с местными жителями, устроив пикеты протеста по всей стране от Москвы до Владивостока.

Хотя приехало всего дюжина человек, это стало неожиданностью для России, и в результате шведская экологическая активистка Грета Данберг ретвитнула новости некоторых наших сборщиков, тем самым привлекая внимание СМИ к нашим действиям.

Об этом писали и оппозиционные политики, и даже правительство Красноярска дало универсальный ответ на проблему. Реакция Греты Данберг на проблему в Красноярске раньше региональных властей была парадоксальной.

Конечно, это только начало, и это первый шаг к пониманию взаимосвязи между глобальной проблемой и различными локальными кризисами, которые затрагивают всех. Но такие акты солидарности мотивируют всех нас продолжать борьбу не только с организацией, но и с климатом — это стало депрессивным и беспомощным состоянием.

Перед эпидемией я ездил в шахтерский город Новокузнецк, чтобы лично убедиться, какую цену мы платим за добычу угля в России. Моя первая мысль, глядя на условия: как люди могут так жить? Как это возможно?

Сообщение поступило от организации Eco Defense, цитирует его Коммерческая газета. В 2019 году уровень смертности в основном угольном регионе страны был на 16% выше, чем в среднем по России.

Уровень смертности от злокачественных новообразований в Гуспосе значительно увеличился — с 208,94 на 100000 человек в 2003 году до 240,8 в 2019 году. Согласно официальной статистике, на протяжении почти 30 лет число погибших от респираторных заболеваний в Кемеровской области превышает средний показатель по стране — 5 человек. Число погибших на 100 000 человек в Гуспасе составило 58,98 человек в России.

Это не просто сухие цифры. Они отражают истории миллионов людей, которые зарабатывали на жизнь добычей угля.

Россия должна пройти справедливый переход к чистой энергии. Для этого необходимы климатические активисты, требующие изменений в климатической и экологической политике страны. Но самое главное, что сейчас нужно россиянам, — это столкнуться с ужасной реальностью. На протяжении десятилетий это правительство отрицало кризис и ничего не делало. Ближайшие годы больше не будут трудными, и у нас нет выбора, кроме как действовать.

Нет простых решений. Мы должны бороться с законом об «иностранных агентах», который наносит вред независимым СМИ в России. Мы должны потребовать освобождения политических заключенных. Климатический кризис — это кризис прав человека, кризис, который усугубляет все другие проблемы. Наибольшее влияние на Россию оказывает не Кремль, а обычные люди, подобные нам, которые опасаются за свое будущее, но все же что-то делают, потому что бездействие дорого обходится.

Наше будущее нельзя измерить деньгами — оно важнее политики.

Взгляды, выраженные в комментарии, не обязательно отражают позицию The Moscow Times.

READ  Россия сделает все возможное, чтобы упростить миссию ОЗХО - посол ООН - российская политика и дипломатия